Роза Мира и новое религиозное сознание

"Столп и утверждение истины" - центральная книга Флоренского и во многом всего русского религиозного возрождения. Принципиальна, поэтому, форма, избранная Флоренским - письма Другу. Только в опыте, личном обращении, в ситуации встречи возможно говорить о Боге. Первая рисует ситуацию человека перед отсутствием истины, поиска ума опоры себе. Твердой истины не оказывается, все плывет. Флоренский рисует ад сомнения, мышеловку ума, вечное кружение в пустоте. Только скачком ум может прийти к Троице - скачком безумной веры.

Флоренский о ревности. Православный взгляд против светского

Павла Флоренского — книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века.

На каждом слове свящ. Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества. Это осенняя книга, в ней звучит шелест падающих листьев.

по широте простирается от этики дружбы, семейно-бытовой морали, вос- .. П.А. Флоренский посвятил любви, дружбе и ревности немало страниц.

Этот экскурс необходим для того, чтобы преодолеть кантовский агностицизм , к которому приводит несовершенная человеческая мудрость. Сам по себе и из себя разум неспособен постичь истину. На основании лингвистических данных Флоренский выводит русское слово истина из глагола есть: Разбирая переводы слова истина на разные языки Флоренский отмечает, что славяне воспринимают истину онтологически , эллины гносеологически , римляне юридически, а евреи исторически.

Эти понимания отражают четыре аспекта истины. Однако истина нуждается в оправдании для обоснования своей актуальности познающему субъекту.

Флоренский - новая душа, и у него не может не быть этих чаяний, этих ожиданий и исканий. Он также ждет нового откровения Духа. Но он так боится самого себя и так стилизует себя на православно-архаический лад, что робки его искания откровения Духа. Он слишком напуган бессилием и неудачами"нового религиозного сознания". Он боится всякого почина в раскрытии Духа, всякого человеческого дерзновения в духовной жизни. Но Дух раскрывается в человеке и человечестве через человека и человечество; откровение Духа не может быть трансцендентным голосом свыше и извне, это имманентный голос внутри, в глубине.

Письмо одиннадцатое: дружба; XIII. Письмо двенадцатое: ревность; XIV. . «Путь „Утверждения Истины“ священника Павла Флоренского».

Павла Флоренского — книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века. На каждом слове свящ. Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества. Это осенняя книга, в ней звучит шелест падающих листьев. Изысканные цветы православия свящ.

Флоренского возможны лишь в ту эпоху, когда в католичестве стал возможен Гюисманс.

Стилизованное православие

Бердяев Стилизованное православие об о. Флоренском [1]"Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах" свящ. Павла Флоренского - книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной.

Свящ. Флоренский не может сказать ни одного слова громко, сильно, .. главы «Столпа и утверждения истины» посвящены дружбе и ревности.

Воспроизводится по изданию г. Типы религиозной мысли в России. Павла Флоренского — книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века. На каждом слове свящ.

Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества.

Читать онлайн «Столп и утверждение истины»

Итак, что же такое ревность? Эту мысль облекает игрою слов Шлейермахер или Грилльпарцер: Так и при ревности: Вот какими рассуждениями приходит Спиноза к этому своему классическому определению ревности. Совершеннейшая взаимная любовь есть любовь всепоглощающая; мы хотим сполна обладать ею, она — наше высшее счастие, которое мы ни с кем не хотим делить и никому не хотим уделять.

Так возникает любовь, которая одновременно ненавидит и завидует, — ревность.

Эпистолярная дружба Флоренского с Розановым обладала неким «сюжетом ». .. Наконец, в главе «Дружба» (дополненной главой «ревность») автор.

Православный взгляд против светского Мне кажется, стало несомненным, что обсуждение любви вообще и дружбы в частности, и в их конкретной жизненности, почти неизбежно подымает вопрос о явлении теснейше с ними связанном, — о ревности. Что практически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, — о том едва ли возможно двоякое мнение.

Но, мне думается, не достаточно сознается большинством мыслителей его теоретическая важность: Вот почему мне кажется необходимым глубже проникнуть в понятие ревности. Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности служит, вместе, к уяснению самого понятия дружбы и любви. Итак, что же такое ревность? В основе ревности интеллигенцией принято усматривать и гордость, и тщеславие, и самолюбие, и подозрительность, и недоверие, и мнительность, — словом, все что угодно, но только не какое-либо моральное преимущество.

Теодицея П.А. Флоренского

Столп и утверждение истины. Что практически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, — о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, не достаточно сознается большинством мыслителей его теоретическая важность: Вот почему мне кажется необходимым глубже проникнуть в понятие ревности. Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности служит, вместе, к уяснению самого понятия дружбы и любви.

Итак, что же такое ревность?

"Столп и утверждение истины" - центральная книга Флоренского и во многом София, любовь, дружба, ревность (как видите, своеобразная подборка).

Итак, что же такое ревность? Эту мысль облекает игрою слов Шлейермахер или Грилльпарцер: Так и при ревности: Вот какими рассуждениями приходит Спиноза к этому своему классическому определению ревности. Совершеннейшая взаимная любовь есть любовь всепоглощающая; мы хотим сполна обладать ею, она — наше высшее счастие, которое мы ни с кем не хотим делить и никому не хотим уделять.

Так возникает любовь, которая одновременно ненавидит и завидует, — ревность. Эта страсть особенно сильна, если нашим счастием завладел другой; и чем сильнее было счастие, тем ярче разгорается ревность, так что она, если не укротит ее какая-нибудь иная сила, затемнит всю нашу душу: Но все же и тут, на почве спинозовского анализа, мыслима любовь без ревности, при полной взаимности, так что ревность, хотя и необходимая психологически при известных условиях, получает в глазах Спинозы оценку отрицательную, как , как затемнение сознания, как неукротимая страсть.

Таким образом, и Спиноза в итоге остается при ходячем понимании ревности. Почему же это произошло? Всюду мы читаем у него безличное , что должно перевести: Подозрительность, ненависть с завистью и т. Между тем два ряда исторических данных намекают на эту непредосудительность, и даже не только не предосудительность, а прямо положительность, должность ревности. Вся Библия насыщена и пронизана ревностью Божиею, и не считаться с этим — невозможно.

Преданный друг. Фильм.

Posted on